<< Главная страница

Мино Милани. Пришедший из вечности





Мне это было не по душе. Вернее, просто - не интересно. Запуск космического корабля на Луну, помнится, вызвал мое любопытство и даже восторг только однажды - когда это событие произошло в первый раз. Жаль, конечно, но что поделаешь, такова уж особенность моей профессии - как только исчезает удивление, тотчас пропадает интерес. Полковник несколько раз повторил мне:
- Черт побери, Мартин, эта же большая честь! Из сотен и сотен журналистов выбрали именно тебя!
Я не мог не согласиться. Конечно, это большая честь, раз меня, одного-единственного, НАСА пригласила присутствовать при запуске ракеты. Но что нового я мог написать об нем?
- Выбрали вас, Купер, потому что ваши репортажи были наилучшими, - объяснил мне руководитель полета генерал Грей, приехавший в редакцию поговорить со мной. [ ]
- Что же, я присутствовал при четырех запусках, все были великолепны, но абсолютно одинаковы. Я написал четыре репортажа, тоже все великолепные и все в сущности одинаковые; Поблагодарите от моего имени НАСА, генерал, но...
- Вы хотите сказать, что отказываетесь присутствовать при запуске?
- Знаешь, Мартин, - вмешался полковник Спленнервиль, - речь ведь идет о секретном запуске.
Этого я не знал.
- Как это о секретном? - естественно поинтересовался я.
- Запуск произойдет через шесть часов, - холодно ответил Грей, - и о нем не будет никаких сообщений в прессе. Ваш репортаж, Купер, не предназначен для публикации. Он нужен только нам, в НАСА. Поэтому вам предстоит не совсем обычная работа, не такая, как всегда. Вам нужно понаблюдать за людьми, и только за ними. Технику мы хорошо знаем и без вас. Вы меня поняли? - и тотчас, добавил: - Если согласны, то поторопитесь, пожалуйста.
- Что ж, поторопимся.

Не знаю, куда меня привезли. Из редакции газеты - с крыши небоскреба - вертолет перенес меня на какой-то военный аэродром, где нас ждал самолет Грея - Ф-4Б морской авиации. Грей сам пилотировал его. Повторяю, я не представлял, куда мы летели. Трудно что-либо разглядеть, мчась по воздуху со скоростью две тысячи километров в час на высоте десять километров.
Мы находились в полете примерно сорок пять минут. Грей начал снижаться. Под нами поплыли зеленые и голубые пространства - лагуна, наверное. Наконец в бесконечной сверкающей синеве моря возник небольшой коричневый островок, и я уже совсем отчетливо увидел серую блестящую взлетно-посадочную полосу.
Самолет приземлился, мы спустились по трапу и сняли спецодежду.
- Бесспорно одно - это не мыс Кеннеди, - заметил я. Грей улыбнулся, тогда я продолжил: - И не могу сказать, что нас тут с нетерпением ждут.
Вокруг не было ни одной живой души. Невысокая диспетчерская башня казалась совершенно пустой. Ярко светило солнце. Я был, наверное, несколько взволнован, потому что повторил:
- Что-то не очень много народу вас встречает. Грей негромко произнес:
- Да, нас тут немного. Оставьте спецодежду на земле, Купер. Ее подберут потом. Пойдемте.
Он пересек раскаленную взлетно-посадочную полосу и вышел на поле с желтой и зеленой травой. Справа виднелись невысокие холмы, покрытые редкими деревьями, а слева темнели высокие скалы, которые словно устремлялись в море. Летали чайки. Только их крики и были слышны, больше ничего.
- Все под землей? - задал я довольно глупый вопрос. Грей, не оборачиваясь, ответил:
- Да, конечно.
- И пусковая установка? Она ведь довольно внушительных размеров? Неужели у этой базы нет названия, даже кодового обозначения?
- Действительно, база не имеет названия. Можете обозначить ее как вам угодно.
- А корабль?
Он покачал головой:
- Он тоже без названия... - Грей остановился. - Мы пришли, Купер.
Мы стояли посреди чистого поля. Я ждал, что же будет дальше. Не прошло и нескольких секунд, как земля у нас вод ногами с тихим гудением начала медленно опускаться, и мы погрузились в какой-то совершенно ирреальный мир, бесконечно далекий от неба, солнца и всего того, что видели наверху. Я почувствовал, как меня окутал свежий, но сухой воздух - искусственный, решил я, иначе его никак не назовешь Таким же искусственным был тут и свет, исходивший неизвестно откуда. Еле ощутимый толчок, и мы остановились и сошли с лифта, замаскированного под участок поля. Лифт ушел обратно вверх. Грей направился по длинному серому коридору, я шел следом. Наши шаги были бесшумны. Я подумал, что человек - непревзойденный творец кошмаров.
- Вот мы и пришли, - сказал Грей, останавливаясь перед дверью, контуром обозначенной на стене. - Здесь наш наблюдательный пункт. - Он нажал кнопку, и стальная стена с тихим гудением неспешно отодвинулась, обнаружив мрачную комнату с обширным металлическим столом и дюжиной телевизионных экранов на стене. Возле стола размещались два небольших вращающихся кресла, а подойдя ближе, я увидел множество светящихся лампочек, манометры, кнопки и всякие другие приспособления. Я спросил:
- Отсюда будем наблюдать за пуском?
- Это ваша база. Можете выходить отсюда и гулять, где вам угодно. Я же, - добавил он, улыбнувшись наконец по-человечески, - буду составлять вам компанию.
- А где мы будем спать?
Он посмотрел на меня, сжав губы. Не дожидаясь ответа, я продолжал:
- Это место вынуждает меня почти сожалеть о ложе прессы на мысе Кеннеди. Не очень-то тут весело. Знаете, Грей, мне бы хотелось побеседовать сними до старта.
- С ними? Кого вы имеете в виду?
- Ну... астронавтов.
Он снова сжал губы:
- В таком случае - с астронавтом. Летит только один человек и... - Грей замолчал, услышав короткие резкие сигналы. В этот же момент экраны засветились зеленым светом и начали мигать все одновременно. Поэтому я не сразу задал следующий вопрос:
- Вы сказали - только один?
- Да.
- Гм... Это становится любопытно. Как же он выйдет на поверхность Луны? Он ведь будет выходить, да?
- Конечно.
- Оставит корабль на орбите, переберется в спускаемый аппарат, высадится на Луну, и все это будет проделывать в полном одиночестве? Ну, знаете, это затея, которая...
- Никакого спускаемого аппарата не будет, --прервал меня Грей, неотрывно глядя на экраны. --Астронавт приземлится прямо на Луну и с ее поверхности отправится обратно на Землю. Извините. - Он снял тихо звякнувшую трубку и тихо заговорил. Я, естественно, не стал вслушиваться в его разговор. Меня не столько удивляло все происходящее, сколько волновало. Я ощутил себя не посторонним свидетелем, а скорее участником великого события - человек в одиночку высаживался на Луну. Мне почему-то захотелось вспомнить какое-нибудь стихотворение, любое хорошее стихотворение. Но я приглашен сюда не для того, чтобы волноваться или читать стихи. Я подождал, пока Грей положит трубку, и спросил:
- Я смогу поговорить с ним?
- Конечно, когда задание будет выполнено.
- Где будете вылавливать его? В Тихом океане?
Он ответил:
- Место посадки находится в десяти километрах отсюда, Купер. Сейчас я должен оставить вас одного, меня вызвали... Всего на несколько минут... Повторяю, можете ходить куда угодно. Ни одах дверь не закрыта для вас. Достаточно нажать кнопку справа.
- Согласен... Да, а как зовут астронавта?
- Его имя вы узнаете после окончания полета... - Он попытался улыбнуться. - Наберитесь немного терпения, Купер.
- У меня его достаточно. Скажите, а сколько времени он пробудет на Луне?
- Ровно шестьдесят пять минут. Потом отправится обратно.
- Совсем один... - продолжая недоумевать я и снова повторил свой вопрос: - А на какое время рассчитан весь полет?
Грей направился к дверям, но у выхода остановился и очень медленно повернулся ко мне. В глазах его блеснуло недоверие, он пристально посмотрел на меня и быстро произнес:
- Все займет сто пятнадцать минут.

Сто пятнадцать минут. Меньше двух часов.
Пока мне больше не о чем было спрашивать Грея. Генерал смотрел на меня строго и отчужденно.
- Ну, знаете - нарушил я наконец молчание, - мне многое довелось повидать на своем веку.. Можете мне поверить, я видел немало необыкновенного...
- Именно поэтому вас и выбрали, - вежливо-равнодушным тоном отвечал генерал.
- Нет, нет, - продолжал я. качая головой, - вы даже представить себе не можете, что мне пришлось повидать... - Я имел в виду маленький волчок, попавший из космоса в туннель метро, и молодого человека, оставшегося в живых в адском пламени. - При всем желании не сможете... Я-то знаю, что будущее уже началось в наши дни, и научная фантастика уже стала реальностью. И мне не следовало бы уже ничему удивляться. А сейчас я, наверное, удивляюсь своему удивлению... Черт возьми, кажется, я говорю какие-то глупости! Только видите ли, Грей, на этот раз научная фантастика ни при чем. Сейчас речь идет о чем-то таком, что человек вычислил, высчитал. Это своего рода вызов ошибке... Будь я моложе, то наверное пустил бы даже пару слезинок. И они были бы пролиты не впустую, как вы считаете?
- Что-то я вас не понимало, - медленно проговорил Грей. В этот момент раздался негромкий, но твердый голос. Мы оба повернулись к экранам, которые были теперь пересечены красными я синими полосами. Грей предупредил;
- Пора занять наши места, - и указал на кресла. - Мы не заметили, как прошло время. До запуска осталось совсем немного.
Я. сел. Он продолжал стоять. Я достал блокнот и ручку и принялся кое-что записывать. Тут Грей, не выражая никаких эмоции, произнес:
- Вот он.
На экранах появилось изображение ракеты - гигантского веретена, белевшего в полумраке глубокой вахты. Я посмотрел на космический корабль, закрепленный на самом верху, словно наконечник стрелы, и попытался представить себе, о чем думает астронавт, которому предстоит совершить столь далекий полет я одиночку. Генерал Грей пояснил:
- Это новая модель "Сатурна". Но самое главное, он на автономном реактивном топливе, как вы, вероятно, догадались.
- Конечно. А можно узнать о нем побольше? Меня интересует не формула, а...
- Я познакомлю вас со знающими людьми, они все объяснят...
Все тот же тихий, но твердый голос назвал несколько дат ж цифр, не представлявших для меня никакого интереса. На телеэкранах возник Центр управления полетом, где за различными приборами сидели техники и специалисты. Теперь ракета была окутана белым облаком. Несколько человек в спецодеждах что-то делали возле нее. Потом обшивка космического корабля ярко сверкнула, отразив упавший на нее солнечный луч, и тут же сверху хлынул мощный поток света. Отошла заслонка гигантского колодца, открывая ракете доступ в небо. Механический голос начал отсчитывать секунды.
- Вам не хотелось бы там быть, генерал? - поинтересовался я.
- Я мог бы там быть, - ответил он, не отрывая взгляда от экрана. Черт возьми, не было и тени волнения в его голосе. Должно бить, ему будет приятно, если я напишу об этом. Я спросил:
- А если возникнет какая-нибудь неполадка?
- Нет, все будет хорошо, - ответил генерал. --Риск, разумеется, есть, но просчитано все до последней мелочи. Вот, - добавил он, указывая экран, - сейчас ракета уже вся видна, вся открыта.
Ярко освещенная солнцем, ракета слегка вибрировала, платформа, на которой находилась пусковая установка, медленно двинулась вверх. Отсчет времени продолжался. Я кое-что быстро записал в своем блокноте, впрочем, это больше касалось меня самого нежели астронавта.
- Все будет хорошо. Я не сомневаюсь в этом, - произнес Грей.
- ...пять... четыре... три...
Итак, запуск начался. Но как-то уж слишком стремительно прошло время. Мне казалось, что я лишь минуту назад вышел из кабинета полковника Спленнервиля на сорок девятом этаже...
- ...два... один...
Было полное ощущение, будто меня одним рывком перебросили в иное измерение. Земля вздрогнула, а вместе с нею и мое сердце. В тот же миг я увидел первый выброс ослепительного, отливающего золотом газа. Медленно стали отходить в стороны конструкции опоры, шум двигателей заглушил все вокруг, несколько вспышек едва не ослепили меня. Белое веретено ракеты, освободившись от металлических пут, на какую-то долю секунды, казалось, застыло в воздухе в нескольких метрах от земли, а потом бушующее серебристое пламя окутало его. И в то время, как я сжимал от волнения кулаки и с трудом сдерживая себя, чтобы не вскочить, ракета взмыла в зенит и молнией перечертила небо - молнией, не упавшей с небес, а взлетевшей с земли, чтобы вспороть голубизну небосвода. Несколько телекамер провожали ее в полете, но напрасно - она исчезла по существу мгновенно.
- Превосходно, - спокойно произнес Грей и, кивнув на экран, добавил: - А в Центре управления безумствуют от радости, видите?
Да, я видел; что люди, сидящие у экранов, взволнованы. А у меня в ушах все еще стоял отзвук грома, заполнившего нашу комнату. Я сказал:
- Да, пожалуй, и в самом деде стоило приехать сюда, Грей.
Он с достоинством улыбнулся и доверительно сообщил:
- Все будет хорошо. Хотите осмотреть базу?
- Для этого и приехал сюда. За работу! - сказал я и поднялся.


далее: Глава 2. >>

Мино Милани. Пришедший из вечности
   Глава 2.
   Глава 3.
   X X X


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация